Опубликовано admin - пн, 01/18/2021 - 15:31

Затопление, вызванное постройкой судоходных каналов, уничтожило жизненный уклад деревенских жителей и заставило их отстраивать быт с нуля на новых местах. До того, как в Крохино пришла стихия, посад жил своей тихой жизнью, в которой все действовало как слаженный механизм: каждый день обитатели деревни трудились, выполняли свою работу на благо посада. В этом разделе мы поговорим о жизненном укладе Крохино и профессиях его жителей.

 

РЕКА

Вода всегда определяла жизнь жителей Крохино. Судоходство на Шексне началось задолго до строительства Волго-Балтийского водного пути. С появлением Волго-Балта Шексна превратилась в сложную транспортную систему, которой руководят инженеры, бюрократы, диспетчеры. До этого на протяжении долгих лет движение судов и перевозку грузов обеспечивали жители деревни – река и люди, которые кормились за ее счет, работали вместе, в тесных, почти личных отношениях.

 

Шлюзовик. Крохинский шлюз – ключевой объект для речной жизни, который вспоминают все переселенцы. Раньше, когда существовала Мариинская система, за шлюзование судов могли отвечать сами жители. Переселенка из Каргулино Вера Сергеевна Капустина отмечает, что за шлюзование до строительства отвечали женщины: «пропускали они, женщины работали, как обычно. Воду напустят, воду припустят, поехали дальше». Шлюзование производилось вручную, для этого нужно было много работников. С появлением централизованной системы судоходных каналов и самостоятельной диспетчерской службы многие этапы шлюзования автоматизировались. Теперь они стали частью работы диспетчера. 

 

 

Матрос. Речное судоходство невозможно без матросов – основной рабочей силы на воде. Часто матросы были вынуждены иметь вторую работу, которой они занимались зимой, когда реки сковывал лед. Отец Зои Николаевны Прониной Николай Михайлович Карпунин в летнее время плавал, а когда кончалась навигация, возвращался домой и зимой работал в колхозе. Когда началась война, он как раз был на пароходе «Сталинская конституция» и проходил на нем мимо Крохино. Пока пароход тащили до Чайки, он пришел домой, принёс полмешка муки, поел и вернулся. Когда пароход дошел до места швартовки, Николая Михайловича уже призвали на фронт. Жители помнят в рядах матросов не только своих односельчан, но и заезжих людей, которым в Крохино и Каргулино тоже были рады. Любовь Павловна Рюмина вспоминает: «Иногда доков приходило несколько, и пока ждали своей очереди в шлюзе, моряки выходили на берег с гармошками и устраивали танцы с местными. Было весело».